К чему приведет введение глобального налога для корпораций

Президент РФ Владимир Путин призвал правительство внимательно изучить возможное введение глобального корпоративного налога на прибыль корпораций в 15%. «Попрошу и председателя правительства, и ваших коллег из экономического блока внимательно с этим поразбираться, чтобы иметь в виду и учитывать наши национальные интересы», — сказал Путин, обращаясь к главе Федеральной налоговой службы Даниилу Егорову на встрече с выпускниками программы кадрового резерва Высшей школы госуправления.

К чему приведет введение глобального налога для корпораций

Егоров отметил, что в международных договоренностях по вопросу введения минимальной ставки корпоративного налога необходимо найти сбалансированный компромисс.

Участники саммита ЕС — США в Брюсселе в июне поддержали инициативу стран G7 о запуске процесса реформирования мировой системы корпоративного налога. Речь о введении минимальной ставки налога на прибыль в 15%, а также дополнительной системы обложения транснациональных компаний налогом по месту получения прибыли. Цель нововведения — положить конец ситуации, когда крупные IT-корпорации, такие как Apple, Google или Amazon, платят налог только по месту своей регистрации, но не в тех странах, где они получают доход. Это ведет к тому, что многие компании регистрируют штаб-квартиры в странах с более низкими налоговыми ставками.

Пока министры финансов G7 приняли декларацию о поддержке единой ставки налога для корпораций не менее 15%. "Идея в том, что если у компании головной офис находится в стране А, а налогооблагаемая прибыль формируется в стране В (со ставкой налога ниже минимальной глобальной ставки), то страна А получит возможность "доначислить" компании разницу в свой бюджет. При этом США хотели бы на национальном уровне ввести для зарубежных операций американских компаний и более высокую ставку — 21%. Другой инициативой стала поддержка разделения налога на прибыль между страной регистрации и странами, где компании зарабатывают выручку — для крупнейших транснациональных компаний налог будет применяться к компаниям с рентабельностью по чистой прибыли от 10%, и 20% прибыли свыше этого уровня будут перераспределяться для налогообложения в странах, где они фактически продают свои продукты. Одновременно государствам предписано отказаться от одностороннего введения цифрового налога", — пояснила Ольга Беленькая, руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ "ФИНАМ". Это лишь первый шаг — в июле идею глобального минимального налога на прибыль будут обсуждать на встрече министров финансов G20, а затем на уровне ОЭСР. К тому же решения должны быть приняты на национальных уровнях. Все это займет много времени. По оценкам ОЭСР, предлагаемые изменения в налогообложении обеспечат поступление в бюджеты стран дополнительно 50-80 млрд долл. в год.

По оценкам ОЭСР, предлагаемые изменения обеспечат бюджетам стран дополнительно 50-80 млрд долл. в год

"Вероятность принятия соглашения достаточно высока, так как преимущества для государственных бюджетов стран налицо — налог будет взиматься не только в тех странах, где зарегистрированы крупнейшие корпорации, но и там, где они получают свои доходы от реализации товаров и услуг", — отмечает заведующая кафедрой экономической теории РЭУ им. Г.В. Плеханова Ирина Комарова.

Из секторов, к которым прежде всего может относиться глобальный минимальный налог на прибыль, наиболее вероятные кандидаты — крупнейшие IT-компании, но данная трактовка прямой дискриминации именно их не предусматривает. Для рынков это может означать, что у крупнейших компаний после налогообложения может оставаться меньшая доля прибыли, доступной для дивидендов и байбэков, но многое будет зависеть от конкретной реализации предложений, отмечает Беленькая.

России, у которой ставка налога на прибыль выше, пока не о чем беспокоиться. "Ставка налога на прибыль в России 20%, поэтому мы вполне вписываемся в эту систему", — считает директор Центра исследований финансовых технологий и цифровой экономики Сколково-РЭШ Олег Шибанов. — Вероятно, тем странам, которые захотят уклониться, будет довольно сложно взаимодействовать с более богатыми странами по многим экономическим вопросам. Но надо понимать, что 15% — довольно невысокая ставка: в Ирландии принято базовое значение 12,5%, а Ирландия — один из крупнейших налоговых портов для международных компаний". Интересно другое, считается, что налог будет платиться на территории страны, в которой заработаны средства. Вот это будет сложно администрировать, и мы посмотрим, как в итоге будут выстроены эти вопросы. Например, российские нефтегазовые компании в основном платят налог на территории России, и как будет устроен перезачет налогов, будет важно для всех будущих действий самих компаний".

Если в какой-то стране IT-компания заплатит всего 5% налога, то на территории продаж ее могут дообложить дополнительным налогом в 10%. И это довольно непростая схема, которую придется внимательно имплементировать на мировом уровне, добавляет Шибанов. Еще возникнут трудности администрирования налога, но это уже технический момент, добавляет доцент департамента мировых финансов Финансового университета при правительстве РФ Лазарь Бадалов.

По его мнению, для G7 введение глобального налога — первый шаг на пути глобального налогообложения таких компаний. Следующими на очереди могут оказаться экосистемы, а в будущем очередь может дойти и до криптосферы. В целом на мировом уровне это снизит явные перекосы в распределении налоговых поступлений по странам. Среди крупных корпораций найдется не так много патриотов — большинство из них являются резидентами налоговых гаваней, среди которых наиболее популярны Бермудские острова, Багамы, Виргинские острова, Лихтенштейн.

К чему приведет введение глобального налога для корпораций

Инфографика "РГ" / Александр Чистов / Елена БерезинаКомментарий

Денис Кусков, генеральный директор агентства Telecom Daily:

— Для глобальных корпораций ситуация складывается таким образом, что во всех странах — в Германии, Франции, России — вводятся налоги, которые мешают им работать. Крупные глобальные ИТ-гиганты создают нездоровую конкуренцию на рынке, что мешает работе местных ИТ-компаний. Именно поэтому сейчас ИТ-гиганты активно рассматривают варианты, при которых они могут сохранить все свои достижения в области технологий, но при этом "раздробить" основную компанию на несколько юридических лиц. В качестве примера можно привести ситуацию с подразделениями крупных ИТ-компаний, которые занимаются разработкой беспилотных автомобилей. В 2016 году Google выделил направление по разработке беспилотников — Waymo — в отдельную компанию. В 2020 году этот же "трюк" повторили "Яндекс" и "Сбер", создав Yandex Self-Driving Group и Sber Automotive Technologies.

Подготовил Иван Черноусов